Библиотека объектов нематериального культурного наследия Республики Башкортостан
Мы используем файлы cookie. Продолжив работу с сайтом, вы соглашаетесь с Политикой использования cookie и Пользовательским соглашением.
ОК
«Семь девушек»:
красивая легенда, известная на весь мир благодаря танцу

К озеру глубокому,
одна краше другой,
стрОйны, черноОки
и чистые душой,
башкирки босоногие,
пришли не за водой.…

(Эдик Шакиров)
«Семь девушек»:
красивая легенда, известная на весь мир благодаря танцу

К озеру глубокому,
одна краше другой,
стрОйны, черноОки
и чистые душой,
башкирки босоногие,
пришли не за водой.…

(Эдик Шакиров)
Когда зародилась легенда о семи девушках, которая в середине XX века воплотилась в танец, доподлинно неизвестно. Но, исходя из деталей предания, можно предположить, что это произошло в конце XVII – начале XVIII века, когда казахские и башкирские кланы совершали набеги друг на друга.

Главное место действия – озеро в башкирском Зауралье, в Баймакском районе, в десяти километрах от города Сибая.
Семь сестер, а в некоторых трактовках легенды семь подружек, жили в деревне неподалеку от водоема. Все любили их за красоту, трудолюбие и, конечно же, танцы.
Однажды собрались башкирские джигиты показать свою удаль и угнали с ближайшей стоянки казахов табун лошадей. Казахи очень дорожили своими лошадьми, сильно разозлились и не оставили этот поступок безнаказанным – перебили башкирских мужчин, взяли в плен самых красивых женщин, в том числе семь сестер, и увезли с собой. Чтобы пленные девушки не сбежали, жестокие казахские воины надрезали им ступни ног и насыпали в раны мелкий конский волос. Порезы зажили, но ходить, и тем более убежать девушкам было невозможно из-за сильной боли. Целый год семь девушек прожили в плену и в один день сумели обмануть казахов. Они дождались, пока те уснут, и сбежали. Воины, обнаружив пропажу пленниц, пустились в погоню. Девушки добежали до озера, а там уже им навстречу скакали на выручку башкирские джигиты. Но преследователи настигали сестер, и отчаянные девушки, взявшись за руки, прыгнули в озеро.
Оно сегодня носит название Култубан («куль» – озеро, «табан» – подошва, глубоко). Однако в некоторых трактовках встречается название Кылтабан, что в переводе означает «конский волос». У водоема есть еще одно название – Яугуль.

В предании есть еще одна интересная деталь. Якобы одна из сестер выжила. Девушку отвели к родителям, израненные ноги ее вылечили. После этого башкирская красавица пришла к озеру и вспомнила танец, который она танцевала с погибшими сестрами. Память о них выжившая сестра передавала из поколения в поколение в танце.
Так и дошла легенда о Ете ҡыҙ до наших дней.

Существует и более древняя легенда, которая отражает космогонические воззрения башкирского народа. В ней объясняется происхождение созвездия Большой Медведицы. Семь сестер-красавиц при виде царя дэвов ("бог" или "божество" – в пер. с санскр.) в испуге прыгнули с вершины горы и вознеслись в небо. С тех пор их называют «Етегэн йондоз», что в переводе означает "семизвездие". Эта трактовка отражена в книге Фанузы Надршиной «Башкирские предания и легенды».
Перерождение легенды в язык танца
В середине XX века башкирская легенда о семи девушках стала предметом исследования танцовщика, хореографа и художественного руководителя ансамбля народного танца Файзи Адгамовича Гаскарова. Ученик знаменитого балетмейстера Игоря Александровича Моисеева пошел своей дорогой с наставлением учителя: «Файзи, возвращайся на родину, собирай по крупицам искусство своего народа и создавай коллектив».
Одной из первых постановок ансамбля Гаскарова стал танец-легенда «Ете ҡыҙ». Как писала в своей работе кандидат философских наук Зиля Рахматуллина ,
«...Гаскаров в создании народных танцев формировал реалистичные «картины мира», содержащие масштабные, общечеловеческого уровня мысли».
Исследователь отмечает, что особенность женского танца «Семь девушек» кроется не только в лиризме, пафосе, изяществе жестов и пластики, при том что основную смысловую нагрузку несут руки. Танец неразрывно связан с внутренней сущностью и внешней формой человека, является внешним отражением его внутреннего мира, выраженным посредством специфической пластики тела. Целомудренность, скромность, достоинство, особый ореол таинственности сквозят в каждом движении танцовщиц.
«Башкиры — мусульмане, потому в женском танце колоритное сочетание нежности, скромности и кокетства. Каким бы покровом ни была прикрыта башкирка, она найдет возможность привлечь внимание. Канон женской красоты — танец «Семь девушек». В фильме «Крик души» о коллективе Гаскаров комментирует: «Только один раз девушки поднимают взгляд на джигита и сражают его насмерть, заставляя влюбиться на всю жизнь»,
— вспоминал народный артист Республики Башкортостан, бывший художественный руководитель ансамбля Файзи Гаскарова Айдар Зубайдуллин.
В своей книге «Башкирские танцы»
Файзи Гаскаров писал:
«В старинном предании рассказывается о семи башкирских красавицах. Никто не мог отличить красавиц одну от другой, так схожи они были лицом, станом и характером. Среди своих подруг первыми были они в песнях, в танцах и труде».
Легенду о пленницах казахов Гаскаров первым и единственным переписал на язык танца. По замыслу хореографа, все семь исполнительниц одинаково двигаются, очень сдержанно, скромно, мягко, без широких и резких маневров. Корпус прямой, гордо поднятая голова, но опущенный взор. «Девушки как бы хотят скрыть свои глаза от любопытных взглядов», пишет Файзи Адгамович.

Файзи Гаскаров четко прописал и костюмы танцовщиц постановки «Семь девушек». Длинное платье должно быть из темно-красного материала с небольшим стоячим воротничком и длинными рукавами. На юбке несколько широких оборок, отделанных цветной лентой. Черный бархатный или репсовый зилян (елән) со скромной отделкой из монет и серебряной парчи вдоль бортов и по подолу. Кукрэксэ (күкрәксә) – нагрудник из кораллов и серебряных монет. У затылка в две косы вплетается сясмау (сәсмәү) – украшение из кораллов и монет, нанизанных на красное сукно. В концы кос вплетаются сулпы (сулпы) – бляхи из белых монет. На ногах черные сапожки.

С физической точки зрения танец «Ете ҡыҙ» несложный. Башкирский балетмейстер в постановке использовал простую дробь с шагом и с притопом, переменный ход. Однако главные фигуры, которые покоряют зрителя, это нежные, «кудрявые» руки девушек.
Видео 1993 года
Русская красавица в башкирском обличии
Одной из первых исполнительниц танца-легенды «Семь девушек» стала Екатерина Николаевна Варламова. Эта танцовщица – уроженка Ленинграда, прошла блокаду во время Великой Отечественной войны и случайным образом оказалась в башкирском городе Бирске, откуда ее в конце 40-х годов прошлого века пригласили на кастинг в Уфу. После того, как русская темноволосая красавица покорила жюри венгерским танцем, ее пригласили работать в Башкирскую государственную филармонию. Там она и познакомилась с Файзи Гаскаровым.
«В 1951 году, когда была декада башкирского искусства, Файзи Гаскаров вернулся из Казани и мы с ним познакомились на репетиции. Танец «Семь девушек» был самым простым для меня. Там нужна была только башкирская дробь, плавные ручки и умение держать равнение. Но когда меня поставили уже в профессиональный состав ансамбля, мне пришлось подтянуть свои навыки, так как отставать от Магазовой и Идрисовой было нельзя»,
вспоминает 91-летняя Екатерина Варламова.
Легенду о башкирских красавицах, которые бросились со скалы в озеро Култубан, блокадница узнала от самого мэтра Гаскарова. Танцовщица вспоминает, что он долго настраивал своих подопечных на нужный лад, чтобы верно передать характер и судьбу семи подруг.

Большая премьера танца «Ете ҡыҙ» в исполнении ансамбля Файзи Гаскарова состоялась в начале 1950-х годов на сцене московского Большого театра. Хотя до этого девушки уже демонстрировали постановку на родной земле.
По словам Екатерины Варламовой, башкирский танец обладает каким-то особым шармом, и ни один ансамбль мира, даже «моисеевцы», не может передать характер и душевность «Семи девушек».
Одинаково красивые
Стать солисткой танца «Семь девушек» суждено не каждой танцовщице. По словам заслуженной артистки Республики Башкортостан Айсылу Гайнетдиновой, исполнительницы проходят тщательный отбор. Темные длинные волосы, точеная талия, мягкие руки и даже макияж «танцевальные сестры» подбирают одинаковый. Индивидуальность в этой постановке не приветствуется.
«Перед выходом на сцену мы не разговариваем, то есть настраиваемся для того, чтобы передать скромность и колорит башкирской постановки «Семь девушек». Конечно, зрителю кажется, что мы просто «плаваем», выполняем дроби и физически силы не затрачиваем. Однако моральная составляющая требует какого-то философского вступления и погружения»,
говорит Айсылу Гайнетдинова.
Современная постановка отличается от первоначальной гаскаровской только тем, что сегодня семь девушек поднимают глаза три раза, а не один, как говорилось в книге знаменитого хореографа. Сначала взор поднимается перед элементом «змейка». Это объясняется тем, что девушки пытаются убежать от преследователей и смотрят на дорогу. Последние два раза перед самой гибелью: взгляд в небо, когда корпус подается чуть назад, и непосредственно перед падением – поклоном.
«Конечно, танцевальное искусство не стоит на месте. Мы добавляем больше движений корпусом, руками, но постановку Файзи Адгамовича пытаемся сохранить в первозданном виде. Это же ценность башкирской культуры, которая требует к себе трепетного отношения. Сегодня молодежи очень тяжело влиться в наш гастрольный график, и в суете этих будней сохранить искусство, созданное несколько десятилетий назад, сложно»,
делится солистка ансамбля народного танца имени Файзи Гаскарова.
Бассейн глубиной четыре метра, задержка дыхания не менее 30 секунд, открытые глаза под водой и утяжелитель, который не позволяет танцовщицам всплывать. В таких условиях создавался презентационный клип ансамбля народного танца имени Файзи Гаскарова, частью которого стала постановка «Семь девушек» в воде. Работали над ней не только солистки, но и художественные руководители, операторы с аквалангами и профессиональные тренеры по плаванию.
Легенда в скульптуре, фонтане и фильме
Помимо танца легенду о семи башкирских красавицах, утонувших в озере, воплотили в памятниках. Первую скульптуру, созданную по мотивам легенды, установили недалеко от Башкирской государственной филармонии в рамках международного симпозиума, прошедшего в Уфе в 1999 году. Тогда столица отмечала 425-й юбилей. «Ете ҡыҙ» из цельного мрамора выточил заслуженный художник республики Владимир Геннадьевич Лобанов. На создание фигуры у скульптора ушло чуть больше месяца.
Летом 2015 года в столице Башкортостана состоялось открытие одного из самых красивых и излюбленных мест уфимцев и гостей столицы – поющего фонтана «Семь девушек». Автором выступил известный скульптор, член Союза художников России, лауреат государственной премии имени Салавата Юлаева, заслуженный художник республики Ханиф Мирзагитович Хабибрахманов. Во время создания бронзовых фигур семи красавиц скульптору позировали солистки ансамбля имени Файзи Гаскарова. Высота каждой фигуры – два метра.

Отличительная черта фонтана – музыкальность. В летние вечера включается специальная подсветка, в лучах которой девушки словно оживают и кружатся в танце. Для того чтобы в полной мере раскрыть духовный посыл древней легенды, рядом с фонтаном установлен экран, на котором транслируются как виды республики, так и выступления гаскаровцев.
Пять лет назад по мотивам башкирской легенды «Семь девушек» в киноиндустрии родился фильм Рияза Исхакова «Етегэн». Режиссером-постановщиком выступил
Айсыуак Юмагулов.

  • Овчарук Н.В., автор-составитель лонгрида, 2019 г.