Библиотека объектов нематериального культурного наследия Республики Башкортостан
Мы используем файлы cookie. Продолжив работу с сайтом, вы соглашаетесь с Политикой использования cookie и Пользовательским соглашением.
ОК
Бортничество – национальный символ Башкортостана
Ральф Дутли,
швейцарский филолог:
«Оставив позади тайны генетики, можно смело утверждать: пчела исконное достояние культуры. Самое миниатюрное сельскохозяйственное животное не только опыляет для человека растения, но и одаряет пищей, сладостью и светом – мёдом и свечами, разнообразнейшими целебными снадобьями, становится многозначным символом и склоняет к глубоким размышлениям. Пчёлы неустанно демонстрируют нам чудеса природы. Недаром старая немецкая пословица гласит: «Божье чудо зришь всегда средь пчелиного труда».
Бортевое пчеловодство, бортничество
Бортничество ‒ старейшая форма пчеловодства, при которой пчёлы живут в дуплах деревьев. Дупла могли быть естественными или по нескольку дупел выдалбливали в толстых деревьях на высоте от 4 до 15 м. Дупла могут также выдалбливаться в колодах, которые затем вешаются на стволах деревьев.
Человеком жилище для пчел было заимствовано от природы дуплистых деревьев, по типу которых и делались первые борти. Размер искусственного дупла определялся размером естественного пчелиного гнезда.

Изготовление бортей стало большим прогрессом в расселении диких пчел, формировании бортевого пчеловодческого промысла.
Природный дом для крылатой труженицы
«Борть выдалбливают в деревьях, имеющих диаметр 60‒90 см, расположенных неподалеку от хороших мест взятка и источников воды», ‒ пишут авторы книги «Башкирская бортевая пчела».

Высота деревьев обычно 20‒25 метров. Все нижние сучья до борти обрубают, и во избежание перелома борти от ветров обрубают также и вершину дерева на 2‒3 метра.

Чтобы исключить возможность разорения борти дикими животными, борти устраивают на высоте от 4 до 10 метров, редко выше. В большинстве случаев на одном дереве делают одну борть, иногда две.

Для устройства борти выдалбливают дупло длиной 90120 см. Увеличение длины грозит переломом дерева. Внутренний диаметр борти ‒ 30‒35 см. Вверху, у потолка, диаметр борти делают на 1‒5 см шире. Толщина стенок – 1‒20 см.
Искусственное дупло сообщается с внешней средой двумя отверстиями: первое, большое – называется должеей, через него осматривают гнездо и отбирают мед. Чаще всего должею делают с южной стороны, ее закрывают двумя деревянными крышками. Второе отверстие – леток. Его делают под углом 90 градусов к должее, располагая на 30‒40 см ниже потолка борти.

Потолок и пол делают наклонными книзу, что предохраняет от затекания дождевой воды. Внутри борти устанавливают две крестовины, которые служат опорой для сот, предохраняют их от отрыва.

Лучшее время для долбления бортей – сентябрь-октябрь. Осенние долговечнее. Выдолбленную борть оставляют на просушку на год-два. Затем ее очищают от смолы, удаляют мусор и оснащают борти полосками сотов или искусственной вощины, прикрепляя их к потолку. Теперь борть готова к заселению пчелами и может прослужить до 150 лет.
С небес на землю, от борти к колодам
Колоды имеют такое же устройство, отличие лишь в том, что их содержат на пасеках или прикрепляют на деревьях.

В статье «Переход к устройству постоянных пасек»
И. Р. Зарипова из Башкирского государственного университета пишет, что в Башкирии колодное пчеловодство появилось позже, чем в центральных частях России.

В середине XVIII в. наряду с бортничеством башкиры занялись и колодным пчеловодством. Первые сведения о переселении пчел к жилью относятся к 1753 году, когда башкир Иман Рысов, передавая вотчину в оброчное владение по реке Каме дворовым крестьянам П. В. Котову и его товарищам, обусловил: «…И во оной вотчине им, Павлу с товарищами, борти делать и всякого зверя и птицу и рыбу ловить, а самосатки приискивать и срубать и домой вывозить, и владеть с нами, башкирцами, пополам…»
Колода на дубе. Заповедник Шульган-Таш
Воровство меда, не пчелами и животными, а людьми, послужило толчком для зарождения охраняемых колодных пчельников в лесу или вблизи дома. Разбросанность бортей в лесах, нередко на много километров друг от друга, лишала башкир возможности стеречь их. Вследствие этого бывали случаи кражи меда. Это обстоятельство местами (Южный Урал) породило в Башкирии обычай: при сборе меда из бортей брать с собой одного-двух человек из соседей или родственников в качестве свидетелей, что пчеловод собирал мед из собственных бортей.
Тукмак - защита борти от медведя. Заповедник Шульган-Таш
От дерева с искусственным дуплом-бортью уже совсем недалеко до колоды – куска ствола с дуплом, по сути – простейшего улья. Такие колоды можно было собрать все вместе, поближе к дому – и ходить меньше, и контроль за пчелами лучше.

Правда, борти, разбросанные по обширной территории, позволяют равномерно использовать ее всю, в то время как пчелам, сконцентрированным на пасеке, доступны только примыкающие к ней угодья. Но эту разницу с лихвой компенсировало обилие медоносных растений в хозяйстве человека (практически все плодовые деревья и кустарники, гречиха, бобовые, подсолнечник, садовые цветы, позднее – ряд кормовых трав).
Колодная пасека. Нуримановский район, 30-е годы ХХ века
Ремесло для сильных
Бортевик на дереве. Заповедник Шульган-Таш
Изготовить, оснастить борть, осмотреть семью, живущую в борти на высоте 8‒10, а то и 16 метров, ‒ дело нелегкое.

Всю работу может выполнять лишь бортевик натренированный, смелый, сильный, владеющий специальными инструментами и приспособлениями.

На бортевые деревья поднимаются с помощью ремня-кирама, обхватывающего ствол дерева и шею бортевика. Сплетенный из жесткой кожи кирам имеет длину до 4 метров, ширину 5‒7 см.

Для опоры ног при подъеме на дерево делают насечки, перекидывают ремень по стволу дерева выше и, удерживаясь за него, быстро, широкими шагами поднимаются к борти.

Достигнув нужного уровня, бортевик перекидывает ремень с шеи на поясницу, чтобы освободить руки, и привязывает к дереву специальную подставку для ног. Это самая трудная операция при работе с бортями.
Встав на подставку, бортевик может надежно удерживаться на бортевом дереве и долгое время выполнять все необходимые действия.

Самое главное – правильно и вовремя оснастить борть. Обычно это делают в середине мая. Если сделать заранее, то ее заселят осы, шершни и пауки, которые отпугивают пчел. Важно не допускать проникновения света в жилище, для этого используют пучок зеленых веток – они и затеняют, и пропускают воздух.

Продолжительность жизни пчелиной семьи в борти без смены гнезда зависит от внутреннего объема жилища.

В искусственных бортях пчелы, по наблюдениям бортевиков, могут жить без обновления сот 8‒10 лет, а в естественных больших дуплах, где объем позволяет опускать гнездо все ниже, ‒ еще дольше.
Инструменты бортевика: 1,2 ‒ Маточник; 3 ‒ Лянге; 5 ‒ Ложка для сбора роя
Весной 1961 года бортевик Казыхан Мустафин нашел в беспризорной искусственной борти семью пчел, прожившую в стволе дуба многие годы. Края должеи борти заросли наплывами древесины, а соты гнезда напоминали хрупкую темно-коричневую кожу и имели ячейки не шестигранной, а круглой формы.

Спустя год эта семья выпустила шесть роев. Печатный мед даже в верхней части гнезда не закристаллизовался, залитая медом перга сохранилась.

Все соты были полны меда, всего в борти оказалось 90 кг прекрасного липового меда.
Из истории
Впервые о занятии пчелами и добыче меда в местах между Волгой и Уралом было написано в записях Ахмеда Ибн Фадлана, в его книге путешествий (921‒922 годы). Он писал: «В их лесах много меда в жилищах пчел, которые они знают и отправляются к ним для сбора этого меда».

В XIV‒XV веках были заложены бурзянские аулы. Этот период считается началом зарождения бурзянского бортничества. Стоит отметить, что это ремесло передавалось по наследству. Во второй половине XIX века бортничество в Башкирии достигло своего расцвета – между Волгой и Южным Уралом, повсюду, где природа была богата медоносным лесом и лугами, щедра обильным медосбором для пчел, они свободно размножались и существовали в дуплах и бортях.

К началу XVII века относится письменное подтверждение о роде занятий башкирского народа. В «Книге по большому чертежу» за 1627 год отмечается: «От устья Белой по обеим сторонам вверх до Уральских гор все живут башкиры, а кормит их мед, зверь и рыба, а пашни они не имеют». В этот период бортничество наряду с коневодством является ведущим промыслом лесных жителей-башкир.
Поначалу система использования пчел была такой. Большую часть семей, заселивших подготовленные борти в роевую пору, башкиры осенью обрекали на гибель (после отбора всего меда), а опустевшие борти бережно охраняли до будущего сезона. Весной перед роением они снова подготавливали и оснащали борти начатками сот для заселения естественными роями. Есть сведения, что борти перед этим натирали душистыми травами для привлечения пчел.

В первой половине XIX века на западе Башкирии, как и на севере и северо-западе, бортничество теряет былое значение, постепенно уступая место колодному пчеловодству. Доказательством этому является то, что в Уфимском уезде в 39 башкирских деревнях, где насчитывалось 1434 двора, зарегистрировано 1940 ульев и 1352 борти. На один двор в среднем приходилось 1,4 улья и 0,9 борти. Пчеловодство играло заметную роль в хозяйстве Бирского уезда. Юртовые старшины в своих отчетах отмечали: «Никакими ремеслами, торговой и промышленностями не занимаются, кроме одного хлебопашества и пчеловодства».

«Коренной и общей всем кантонам промысел – пчеловодство, производившийся по-старому в весьма значительных объемах, начал приходить в упадок по мере уменьшения требований на воск и теперь находится в весьма незавидном состоянии», – сообщал в 1852 году командующий башкирским войском. Если во второй половине башкиры в лесных районах имели две и более тысячи борти, то к середине самый богатый башкир имел всего лишь до 200.
Потрудился – значит, твое
В пору расцвета первобытного примитивного бортничества леса, находящиеся в собственности отдельных родовых общин, эксплуатировались их членами сообща.

Однако каждый, кто владел простейшими способами использования пчел, мог изготовить в лесу нужное ему количество бортей, подготовить их к заселению роями и использовать их для получения меда и воска. Труд, затраченный на это, давал человеку право безраздельно пользоваться продуктами пчел из его борти.

Общинная форма пользования землей и частный порядок присвоения продуктов пчеловодства у башкир закрепили традицию нанесения на бортевые деревья тамги (клейма) – знака принадлежности дерева и борти с его содержимым определенному лицу.
Эта традиция не нарушается и в наши дни. По словам руководителя дирекции по особо охраняемым природным территориям Башкирии Марата Хасанова, в Бурзянском районе очень много заброшенных бортей. По правилам, принятым в среде местных бортевиков, деревья, на которых расположены борти, помечаются тамгой – родовым знаком. И это дерево из поколения в поколение передавалось от отцов сыновьям, внукам и т. д. Во время Великой Отечественной войны очень много пчеловодов погибло, и с тех пор борти стоят бесхозными, никто посторонний не может ими воспользоваться в хозяйственных целях. Ученые могут проникнуть лишь для изучения. Таковы правила, и исследователи его не нарушают.
Бурзянская, среднерусская, дикая… башкирская
На территории Бурзянского района Башкирии сохранилась аборигенная пчела – темная лесная, или среднерусская, которая живет в естественных и искусственных дуплах деревьев (бортях) – с общим названием Apis mellifera mellifera.

Природно-климатические условия среднерусской равнины выработали у наших пчел полезные качества – необычайную зимостойкость, высокую продуктивность в местных условиях.

«В Башкирии зима длинная и холодная, местные пчелы должны уметь обходиться без цветов шесть месяцев в году. Это обеспечивается особыми биологическими свойствами среднерусских пчел, выработанными в процессе многовекового естественного отбора – при их жизни в дуплах и бортях», ‒ пишет В.Н. Власов в книге «Башкортостан – медовый край».

Там же он указывает, что кормовой базой башкирских пчел является липа мелколистная – основной медонос леса, которая дает до 70‒80 процентов товарного меда. В Башкирии площадь лесов с ее преобладанием составляет 933 тысячи гектаров, или 17 процентов всего леса. Большие массивы липовых насаждений находятся в Архангельском, Гафурийском, Бирском, Благовещенском, Бурзянском, Иглинском, Ишимбайском, Кугарчинском, Мишкинском, Нуримановском районах. Медонос длится не более 15 дней.
Пчелы на сотах в колоде. Заповедник Шульган-Таш
В наше время бортевые деревья с дикими бурзянскими лесными пчёлами сохранились лишь в Бурзянском районе Башкирии.

Здесь развитию бортничества способствовали особые природные условия ‒ обилие липовых лесов ‒ источника массовых медосборов. К тому же местное население занималось в основном кочевым скотоводством, охотой и сбором мёда, долгое время оставляя леса нетронутыми.

Массовая распашка земель и сведение лесов в Башкирии начались лишь во второй половине XIX века. Нетронутые леса сохранились в глухих и почти бездорожных отрогах Уральских гор. Именно здесь в 1958 году природная зона обитания чёрной лесной пчелы была объявлена заповедной.

В последние годы в Башкирии бурзянская бортевая пчела находится под угрозой метизации – скрещивания с привозными южными породами пчел, и, соответственно, есть риск потери аборигенного, исключительно уникального для всего мира вида ‒ темной лесной пчелы.

Уникальная темная лесная пчела сохранилась только в Бурзянском районе, а ранее была распространена по всей Европе, Уралу и Англии.

Было решено ее спасать, но не запретами на разведение южных пород, а возрождением бурзянки и повсеместным ее использованием.

Вначале возродить производство чистопородной бурзянской пчелы решили в государственном природном заказнике «Алтын-Солок», который находится в Бурзянском районе Башкирии.

Заказник расположен на горной территории верховьев
р. Нугуш и Бельско-Нугушского междуречья с наиболее возвышенной центральной частью (г. Масим, 1040 м). Восточная граница заказника проходит в 8 км к западу от села Старосубхангулово.

«Алтын-Солок» – самый крупный заказник республики. Принадлежит к наименее освоенным территориям среднегорий Южного Урала. В его природном комплексе преобладают широколиственные европейского типа дубово-кленовые леса с ильмом и березой, занимающие выровненные приподнятые участки, а также склоны разной экспозиции.

Расположение заказника на стыке ландшафтных районов и низкая хозяйственная освоенность территории способствовали сохранению здесь богатого животного населения, в том числе бурзянской популяции медоносной пчелы и бортевого пчеловодства. Наличие сохранившихся бортевых деревьев, очагов самодеятельного бортничества и хорошая кормовая база дали основание государственному природному заповеднику «Шульган-Таш» выступить с инициативой организации здесь специализированного заказника по охране бурзянской бортевой пчелы.

Заказник имеет научное и природоохранное значение, сохраняет генофонд как аборигенной популяции медоносной пчелы, так и других видов пчелиных, а также иных охраняемых, в т. ч. редких, видов животных и растений. Обеспечивает устойчивое существование аборигенной популяции медоносной пчелы в условиях дикого обитания, бортевого и пасечного пчеловодства. Территория входит в состав Ключевой орнитологической территории (КОТР) международного значения «Бельско-Нугушское междуречье». Об этом сообщается на официальном сайте.
Справка
«Шульган-Таш» – это устойчивая особо охраняемая территория с ненарушенной средой, площадь 225 тысяч квадратных метров, расположена в междуречье рек Белая и Нугуш с размерами 27‒35 км на 3‒15 км. Аборигенная бурзянская бортевая пчела на протяжении длительного времени находилась здесь в генетической изоляции, была экологически и этологически адаптирована к условиям обитания на Южном Урале.
Соты с медом в колоде. Заповедник Шульган-Таш
В ближайшее время, к 2021 году, в Башкирии на территории 10 особо охраняемых территорий будет налажено воспроизводство темной лесной пчелы. Будет организовано 12 изолированных пасек-репродукторов. Это природный парк "Зилим", заказник "Алтын-Солок", заказник "Популяция горицвета весеннего в Благоварском районе", заказники "Бирский", "Наказбашевский", "Ишимбайский", "Шайтантау", "Аскинский", "Асебар", "Икский", а также вне особо охраняемых территорий в центре спасения диких животных "Куляшка" и в селе Лемезы Иглинского района.

Как сообщил руководитель дирекции по особо охраняемым природным территориям Республики Башкортостан Марат Хасанов, по результату проведенного генетического анализа чистота бурзянской пчелы составляет 88 процентов, хотя в прошлые годы этот показатель был значительно выше. При проверке бортей на территории Бурзянского района выяснилось, что в некоторых из них живут пчелы-карпатки.

Бортевое пчеловодство получило значительное развитие в предгорьях Урала, где произрастает значительное число липы мелколиственной. Суровые условия этих мест может выдержать только бурзянская бортевая пчела. Южные породы погибают от морозных зим, да и ориентированы они в основном на сбор нектара с сельскохозяйственных культур – подсолнечника, гречихи, рапса. Поэтому качество меда, полученное бурзянскими пчелами, считается выше, и соответствует утвержденному ГОСТу: липовый мед может считаться таковым, если в нем содержится от 30 процентов нектара с липы. В Бурзянском же районе это число достигает 90 процентов.

В настоящее время в заказнике «Алтын-Солок» находится 1200 бортей, из которых заселено 200. Там же имеется пасека с ульями, в которых содержится генетическая элита, для контроля учеными. В 2018 году падеж пчел в заповеднике «Шульган-Таш» составил 60‒70 процентов – по мнению экспертов, это случилось из-за того, что пчелы скрестились с южными сородичами и не выдержали низких температур.
Почему злая? Потому что мед отбирают…
Среди пчеловодов, в особенности приверженцев традиционного пчеловождения, ходит поверье, что бурзянки значительно злее своих миролюбивых южных сестер – карпаток и карники.

С этим утверждением не согласен житель деревни Новоусманово Бурзянского района Башкирии Василь Сафиуллин. Он занялся бортевым, колодным пчеловодством два года назад. До этого с детства работал с отцом на традиционной пасеке с ульями в Караидельском районе.
«В следующем году все ульи, которые дома, буду переселять в колоды. Всего их у меня 24. Карпатку я никогда разводить не буду, в нашей местности это не имеет смысла – они здесь просто не выдержат, не переживут зиму. А бурзянки не злые, они жалят и нападают только тогда, когда к ним постоянно лазят и отбирают мед. Если не трогать – они просто летают и занимаются своим делом»,
- рассказывает Василь.
По его мнению, сложность в бортевом пчеловодстве в том, что мед забирать труднее, особенно у бурзянской пчелы. Это возможно только в октябре, когда насекомые собираются в клубок. Преимущество же в том, что пчел меньше беспокоишь, меньше тревожишь в их доме – они спокойнее собирают мед, от этого он становится только целебнее.
Справка
Для местных пчел характерна длительная зимовка, ускоренное наращивание силы семей весной и использование короткого главного медосбора в период цветения липы мелколистной.
Мед настоящий
Натуральный мед, собранный бурзянскими пчелами с разнотравья, имеет сложный химический состав. Этим определяются целебные свойства меда, от этого же зависит и высокая зимостойкость, жизнеспособность бурзянских бортевых пчел, которые всегда питались естественным кормом и которых никогда не прикармливали сахаром.

Башкирский липовый мед, благодаря выдающимся вкусовым, целебным качествам и аромату, получил широкую известность не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами. Его достоинства высоко оценили на многих международных конгрессах.
  • Валеева Р., автор-составитель, 2019